?

Log in

Point of View [entries|archive|friends|userinfo]
Snowps

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Medeski, Martin & Wood - MMDM [Mar. 13th, 2016|02:17 am]
Snowps
[Tags|]
[Current Music |Medeski, Martin & Wood - It's a Jingle In Here]


Medeski, Martin & Wood at MMDM.

John Medeski (keyboards),
Billy Martin (drums & percussion),
Chris Wood (bass, double bass)

Изрядно постаревшее, но всё ещё боевое хулиганьё из ньюйоркского даунтауна,
приятели Зорна и любители клуба Tonic. Медески стал уже совсем заматеревшим,

несколько обленился и соло-отжигов в духе "It's a Jungle In Here" не выдаёт,
но всё равно отыграли хорошо.

P.S.: расстроил звук в светлановском зале ММДМ - очень плоская и задранная вверх сцена из-за висящих под потолком порталов, - MMW и на студийных-то записях звукорежиссурой не особо блещут, а тут наложился саундчек спустя рукава, неправильный баланс инструментов, так что звукорежиссуре и залу тройки, к сожалению.

...more...Collapse )
Link6 comments|Leave a comment

Divine divide [Feb. 9th, 2016|11:59 pm]
Snowps
[Tags|, , ]
[Current Music |Silje Nergaard - A Thousand True Stories]

Если наблюдать за окружающим миром с позиции архивариуса, а не с позиции участника, то со временем начинает приходить понимание сложности бытия среднестатистического человека в попытке определить своё место в жизни. Нет - речь не о проблемах самореализации, не о социальном успехе и не о этических аспектах, а о элементарном выборе. Для того, чтобы достичь психологического комфорта, люди используют множество разнообразнейших механизмов, общей функцией которых является поддержка ощущения осмысленности жизни: люди с пытливым складом ума находят этот смысл в исследовании законов мироздания, негласно с радостью принимая тезис непознаваемости бытия, который позволяет им находить мотивации движения вперёд вплоть до конца жизни; амбициозные люди тратят жизнь на попытки стать лучше других, пронося с собой весь земной путь гордо развевающийся стяг "Citius, altius, fortius!"; религиозные люди стараются быть лучшими созданиями бога среди прочих, берут на вооружение концепцию נעשה ונשמע, и оказываюся вполне удовлетворены этим, смирившись с выносом страшного суда за скобки обыденного существования. Однако выбранный путь обычно получатеся непростым не столько из-за того, что человеку приходится продираться через тернии препон, проигрышей и падений, а из-за постоянно довлеющей латентной мысли "а тот ли смысл жизни я пытаюсь реализовать?" В религиях, как в наиболее ритуализированных способах создать смысл жизни, даже были придуманы специальные термины для именования отхода от основного вектора - ересь, грех, нечестивость, безбожность и прочие, которые, к слову сказать, прекрасным образом со временем распространились на любую другую область деятельности, тяготеющую к колелктивному разделению какого-либо базового набора постулатов и неприятию других. Так в чём же основная сложность бытия обывателя? В потребности поддерживать в себе уверенность в истинности собственного пути.

Дело в том, что апологет конкретной модели сублимации смысла жизни, основанной на наборе чужих аксиом, а не собственноручно опытно выясненных законов, волей-неволей регулярно сталкивается с носителями иных сублимационных моделей, которые, в общем-то, по вполне понятным и зримым критериям часто оказываются либо ничуть не менее довольными жизнью, либо - что совсем ужасно - существенно более довольными, а так как свой декларативный базовый набор аксиом оказывается без достаточного доказательного фундамента, комфорт начинает терять устойчивость, принося с собой признаки "потери веры", "выхода в тираж", "ломания человека" (и огромного количества прочих, давно придуманных людьми выражений, описывающих нарушения механизма поддержки иллюзии смысла жизни). В такие периоды у людей есть два способа справиться с внезапно начавшей уходить из-под ног землёй: или понять механизм иллюзий и научиться им управлять, или ассимилироваться в группе адептов, разделяющих их убеждения, чтобы снизить вероятность развала своего набора иллюзий. Первый путь, к сожалению, при всех его плюсах, несоизмеримо сложнее второго, так что нет ничего удивительного в том, что экстаз единения с толпой побеждает с большим отрывом.
далее...Collapse )
Link55 comments|Leave a comment

Fool's tools [Jan. 31st, 2016|09:41 pm]
Snowps
[Tags|]
[Current Music |La Grande Belezza OST]

В первые годы жизни свобода делать что-то является естественным продолжением свободы быть пассивным - чистая книга мышления без обложки с тонкими, ещё не до конца затвердевшими листами неопределённой формы медленно покрывается каракулями, перемежаемыми пустыми страницами, - без стройности письма, узнаваемости почерка, со странными и неожиданными картинами, аляповато нарисованными гуашью. Со временем, когда наш слух привыкает к постоянно звучащей вокруг речи и начинает связывать её с событиями, предметами и образами, страницы книги подсыхают, стараясь стать более удобными для неуверенного рисования карандашом линий, кружочков и точек в попытках осознать характеристики принадлежности, подобия, противоположности и чуждости, и появляется некое подобие обложки, - мягкое и гибкое, вырастающее слой за слоем, как кожа на подушечках пальцев, и помогающее не дать листкам рассыпаться. Проходит время и кожа начинает обретает дактилоскопический узор, страницы прорастают корешком - пока всё ещё гибким, позволяющим открыть книгу полным разворотом, и размер страниц всё так же кажется уходящим за горизонт и не ограничивающим желания, а потому рисуемое на них, обретя более совершенные формы, не теряет свободы и легко покидает отсутствующие пока границы печатного формата.

Но время идёт и подшивка детских красочных рисунков вынуждена переместиться в издательство. Первое, чем приходится жертвовать, - это формат, поскольку литература устроена так, что книга должна существовать среди себе подобных, а это накладывает определённые ограничения: в столкновении с резцом переплётного станка страницы неправильного большого размера укорачиваются, вставая вровень с самыми маленькими для обретения обрезом некоего подобия ровности; беззаботные каракули, лишённые возможности оставлять много свободного места, сжимаются; широкие и яркие штрихи краски уступают место скупым и всё ещё не заточенным лингвистическим инструментам, и поверх блекнущей гуаши появляются неровные строчки чёрного текста, - переплетающиеся, сбивчивые, но стремящиеся описать казалось бы столь недавно цветущее буйство красок, попутно продираясь сквозь редакторскую правку. Определяется наиболее близкий язык и книжка проверяется на соответствие его грамматике и синтаксису, - из латиницы исчезает кандзи, из кириллицы - иврит, а часто исчезают все они, безвозвратно транслируясь в эсперанто. Заботливые руки обклеивают непрочную мягкую обложку твёрдым картоном, выполняющим роль мозолей, корешок твердеет и через некоторое время рукопись уже вполне можно ставить на полку, с усилием вставляя её и в без того переполненный шкаф с произведениями той же тематики; на обложке незаметно, но неотвратимо начинают проступать надписи года рукописи, названия издательства и книги, а также предпосылки к будущему оформлению, подобранному специалистом по маркетингу для целевой аудитории последующих ценителей.
далее...Collapse )
Link3 comments|Leave a comment

Notion full of emotion [Sep. 13th, 2015|12:47 am]
Snowps
[Tags|]
[Current Music |Room Eleven - Six White Russians and Pink Pussycat]

Люди не могут жить без эмоций - механизм биохимического отклика организма на внешние факторы, который природа начала создавать многие миллионы лет назад, и приведший фауну Земли к нынешнему разнообразию, является неотъемлемой частью нашего существования, трансформировавшись в условиях появившегося у нас сознания в то, что мы привыкли называть эмоциями, и сопровождая нас в каждом решении, каждой мотивации что-то делать - падать в пучину страстей или возноситься на облака счастья. Мы даже не задумываемся, что все (это не просто фигура речи, а именно квантор общности) наши решения формируются теми же инструментами мозга, которые позволяют испытывать человеку огромное число оттенков настроя, именование которым были придуманы специально, чтобы упростить объяснение того контекста, в котором принимаются те или иные решения, ибо, в противном случае, в отрыве от контекста, решения произвольному другому могли бы показаться совершенно неадекватными. Убийство в состоянии аффекта, бессмысленность получения следственных показаний от сильно связанных с обвиняемым людей, иррациональные поступки в состоянии влюблённости, депрессии от проблем с самооценкой, терпение внутрисемейной агрессии и множество других ситуаций при учёте психологического фона фигурантов часто начинают восприниматься знающими это окружающими полярно с теми, кто контекст не учитывает. Основная проблема в том, что у подавляющего большинства людей оценка контекста неразделимо связана с личным эмоциональным опытом, то есть на практие знание контекста практически всегда сопровождается его эмоциональной оценкой. Казалось бы - а в чём тут проблема? - pешения принимаются на основе эмоций, отсутствие эмоций не даёт выбрать конкретный вариант из альтернатив (подробнее тут) - следовательно всё работает как должно. Действительно - в большинстве случаев такой механизм срабатывает именно по той схеме, которая была отобрана эволюцией, но, как это часто бывает, если углубиться в детали, то всё оказывается не столь радужно: результатом работы такого выбора будет не оптимальный результат, а результат, имеющий более весомую статистику эмоционального коннотирования воспоминаний, т.е. чем менее обыденна ситуация, тем выше потенциальный разброс принимаемых решений для разных людей (как тут).
Почему это важно? Прежде всего потому, что современный человек - существо социальное и коммуникация составляет очень важную и психологически необходимую часть его жизни. В случае, когда люди с различным эмоциональным опытом строят условный диалог, маркером принадлежности к одному социокультурному анклаву являются не столько объективные характеристики (мировоззрение, мотивации, потребности) участвующих в диалоге, сколько сходство этого самого эмоционального опыта. Древность механизма чувств и его приоритет даёт возможность легко преодолевать гистерезис рациональных сомнений, в одних случаях внезапно перебрасывая человека через многометровые заборы психологической самозащиты, которые сознание пытается выстроить с ранних лет в ответ на обрушивающиеся на него потоки эмоционального и информационного шума, и создавая иллюзию в духе "мне кажется мы с тобой знаем друг друга всю жизнь", а в других - перекидывая его обратно с пометкой "я в тебе ошибся". Основная природная функция чувств - выполнить задачи эволюции в том ключе, который формировался неторопливо, поколение за поколением, в медленно меняющемся и слабосвязанном мире сначала примитивных трилобитов, потом менее примитивных динозавров и вот, неожиданно для природы, дожил до того катастрофического мгновения, которое мы, путаясь в масштабах времени, называем долгим процессом появления, становления и расцвета человеческой цивилизации. Беда в том, что для природы это развитие - как взрыв, к которому ни подготовиться, ни быстро подстроиться в процессе нет никакой возможности - он слишком быстротечен. Битва молодого, но чрезвычайно амбициозного нашего свойства, как рационалистическое сознание, с древнейшим эмоциональным, как раз в самом разгаре и пока эмоции вполне крепко держат осаду, но на границе происходит постоянный бой, который мы называем страстями, если наш эмоциональный опыт эти метания не включает, или любовью к жизни, если наоборот. Публичная обывательская проблематика неромантических взаимоотношений регулярно затрагивает вопрос изменения людских приоритетов во времени; конфликты романтических пар вращаются вокруг вопроса о том, кто, как и насколько меняется под интересы друг друга, практически полностью, при этом никто не отдаёт себе отчёт, насколько вариативен на временной шкале жизни вопрос приоритетов. Что же мы имеем в качестве следствия? Радикальные изменения в жизни людей происходят именно на превышении веса багажа инкрементальных пополнений эмоционального опыта в определённых вопросах до некоего уровня, когда гистерезис рациональной тяги к стабильности преодолевается и человек меняет свою модель поведения не потому, что текущая ситуация как-то радикально отличалась от иных, а потому, что оказался накоплен критический багаж аналогичных реакций. В результате ожидания от принятого решения становятся сопоставимы не с конкретным событием, а со всем эмоциональным багажом событий данного типа. Гипотетически понимание этого не является чем-то экзотическим (даже судя по выражениям "это была последняя капля" или "моё терпение кончилось"), однако на практике это понимание всегда приходит постфактум и неспособно повлиять на эмоциональные решения. Эта особенность принятия решений по вопросам, сильно завязанным на эмоциональной сфере, приводит к очень показательным и распространённым комментариям относительно подобных инспирированных переполнением эмоционального багажа решений в своей прошлой жизни в духе "чего только не было, но я ни о чём не жалею" и попыткой нивелировать по сути признаки некорректного построения жизненного процесса с точки зрения рациональности индульгенцией их эмоциональной оправданности.
Самой же сложной задачей построения коммуникации является диалог человека, который может достаточно гибко контролировать влияние собственных эмоций на оценки предмета диалога (такие люди довольно редки, поскольку в современном социуме для этого надо быть достаточно слабосоциальным и стараться максимально избегать расширения тех аспектов личного опыта, которые могли бы помешать контролировать влияние собственных эмоций, что однозначно классифицирует таких людей как девиантных), с человеком, который имеет значительно более широкий багаж эмоционального опыта, т.е. ближе к нормальному типу. В этом случае любая тема, подразумевающая эмоциональное коннотирование, рано или поздно приведёт к открытому конфликту, поскольку инкрементирование негативного эмоционального опыта при общении будет происходить каждый раз, когда эмоциональный человек будет замечать недостаток эмоций у собеседника и приписывать это какому-либо абстрактному искуственному отрицательному свойству поведения в заданном контексте (цинизму, безразличию, отсутствию эмпатии и т.п.), хотя в действительности конфликт лежит в совсем иной плоскости: для эмоционального человека дискуссия превращается в конфликт интересов, а для неэмоционального - в конфликт мнений, а эти два типа конфликтов неразрешимы в пересечении, ибо имеют разные мотивации.
Как бороться с этой проблемой? К сожалению никак, о ней можно только знать. Эмоциональная сфера имеет мотивационный приоритет, при её хорошем развитии рацио всегда будет оставаться в тени и природа будет эффективно оборонять свои территории от попыток сознания играть на её поле. Главное - принятие решений не должно базироваться на инкрементальной модели, - если эволюция миропонимания основана на схеме "десять раз ошибся - одиннадцатый раз тоже ошибусь" и "десять раз пронесло - и сейчас получится", то в итоге она окажется значительно менее эффективной, чем даже простое случайное принятие решений. Задача природы - это не счастье отдельного представителя вида, а вид в целом. Ей всё равно, счастливы мы или несчастны, - главное, чтобы было жизнеспособное потомство и элемент неожиданности. Нельзя рассчитывать рациональную статистику на основе данных, получение которых подчинено определённой заинтересованности; природа не играет честно - будьте настороже. :)
Link28 comments|Leave a comment

The Thing - Dom [Nov. 8th, 2014|01:10 am]
Snowps
[Tags|]


The Thing at Dom.

Mats Gustafsson (saxophones),
Ingebrigt Håker Flaten (bass, double bass),
Paal Nilssen-Love (drums & percussion)

Отличные ребята. Густафсон в середине толкнул могучую речь, смысл которой был в том, что джаз на самом деле изобрели викинги, а появление его в Штатах является всего лишь следствием заплыва в древние времена в район нынешнего Нового Орлеана викинга Рагнаара, оставившего там потомкам прообраз винила в виде булыжника в семь дюймов, на котором он продавил пальцем соответствующую дорожку. ;)

(MP3 с речью)

...more...Collapse )
Link1 comment|Leave a comment

Confide in fight [Dec. 31st, 2013|02:49 pm]
Snowps
[Tags|, ]

Развитие цивилизации (вернее то, что мы таковым воспринимаем) за последние несколько десятков лет набрало очень высокую скорость: технологии совершенствуется, превосходя наши самые смелые ожидания, обмен информацией упрощается, инфраструктура жизнеобеспечения и коммуникации охватывает всё новые и новые территории, давая восторженное ощущение неумолимой поступи прогресса. Мы уже давно не задумываемся над оценками этого движения, - оно воспринимается неким бесспорно позитивным трендом, разве что временами спотыкающимся на наших собственных невовлечённости и ретроградстве, мешающих радоваться новым поразительным возможностям упростить себе жизнь. Однако, если попытаться абстрагироваться от общественного мнения, в современном нам мире можно разглядеть одну весьма настораживающую тенденцию, опасность которой очень многие недооценивают: идеализация конфронтации.

История человека, как привычного нам по развитию вида, достаточно коротка по меркам эволюционных временных интервалов, и было бы странным полагать, что многие сотни миллионов лет развития жизни как таковой могут быть легко перекрыты какими-либо локальными прогрессивными всплесками. Нам нравится думать, что наши технологии дают право считать человеческий вид наиболее развитым и сильным на фоне прочих живых организмов в нашей экосистеме, но на практике все наши достижения - вторичны, это не более, чем наследство предыдущих поколений. Если полностью лишить человечество аккумулированного за многие тысячелетия опыта, ему вряд ли потребуется меньше времени, чем в первый раз, чтобы восстановить былое величие. Более того - физиология большинства из нас уже давно рассчитана на изнеженные условия, обеспечиваемые выстроенной и отлаженной социальной средой, и далеко не факт, что, лишившись своих внешних, а не внутривидовых инструментов доминирования, мы сможем противопоставить иным видам хоть что-то, кроме своей безумной численности. Большинство, разумеется, не задумывается о подобных проблемах в антропологическом ключе, но человек всё равно хранит в себе генетические корни из эпох трилобитов и динозавров, посему биологические механизмы, сформированные многие миллионы лет назад, вылезают наружу в виде весьма своеобразных потребностей: нам обязательно нужно с чем-то бороться, чтобы чувствовать осмысленность собственного существования. А что делать, когда нет рациональных мотиваций к борьбе и социальная среда в состоянии обеспечить человека необходимым, не требуя взамен подвигов? Проще простого: необходимо создать себе иллюзию важности решения определённой задачи и направить нереализованную потребность в борьбе в это русло.

Казалось бы - а что здесь плохого? Игрушки скрашивают нашу жизнь, позитивные эмоции от решения пусть даже не слишком рациональных задач вполне легитимны, - люди обходят острые углы рефлексии и создают себе зону социального комфорта, интегрируясь в анклавы со сходными иллюзиями. Дело в том, что беда, как это чаще всего бывает, приходит с не вполне ожидаемой стороны: из-за увеличения информационной связности мира люди получают всё больше и больше материала для сравнения и простые задачи-иллюзии, ранее помогавшие решать рефлексивные проблемы самореализации малой кровью, начинают резко терять свою эффективность. Осознание того, что у очень большого количества людей придуманная задача уже является пройдённым этапом, заставляет людей искать всё более и более сложные соревновательные идеи, где главным критерием является уже не необходимая достаточность, а максимальная возможная сложность реализации, при которой ещё есть надежда оказаться победителем. К сожалению, поседний пункт почти всегда связан либо с эскалацией социальной конфронтации (поскольку достижение сложных, но с трудом объяснимых с точки зрения долговременной рациональности целей, практически всегда сопровождается конфликтами), либо с членовредительством и риском для здоровья (из-за попыток поднять самооценку, ощущая себя борцом с чувством самосохранения и здравомыслием). Более того - сейчас мы достигли того уровня медийной связности, что апологеты подхода "не будешь бороться - не обретёшь нирвану" уже осыпают человека со всех сторон призывами вступать в бой за свои убеждения, умалчивая, что убеждения - штука искуственная и волатильная, - у разных социальных групп, этносов, стран и культур, не говоря уже о исторической ретроспективе, радикально различается. Фантастический успех Толкиена с концепцией постоянной изнурительной борьбы на пути к чему-то, равно как и непрерывно воюющий со злом в разных проявлениях герой многих нынешних детей Гарри Поттер, - прекрасный пример того, как "органично" встраивается идея необходимости тренировки конфликтного подхода в жизни для полноценной интеграции в современную систему жизненных ценностей даже в сфере детской или просто ориентированной на инфантильное восприятие литературы.

Я не хочу сказать, что необходимо всеми силами избегать конфликтов в жизни, - это было бы утопичное пожелание, поскольку нас слишком много, интересы часто пересекаются, инстинкты берут верх и рациональность - далеко не самая сильная черта человеческого сознания. Однако человек, который тренируется для того, чтобы чувствовать себя как рыба в определённом контексте, намного чаще будет приводить любые ситуации, которые стоило бы разрешать более простыми методами, к тому формату, в котором он сможет проявить свои умения. Чем больше человеку нравится быть эффективным бойцом - тем больше вероятности, что он будет биться там, где в этом нет смысла; если человек хочет уметь выживать - жизнь будет раз за разом подбрасывать ему шанс чуть не умереть. Человек обычно получает в жизни не то, чего хочет, а то, к чему стремится. Постарайтесь в новом году не учиться тому, что хочется оправдать будущей яркой победой в гипотетическом нежелательном конфликте, - и у Вас будет намного больше шансов его избежать. :)
Link45 comments|Leave a comment

Aurora Trio - Dom [Oct. 22nd, 2013|01:06 am]
Snowps
[Tags|]


Aurora Trio at Dom.

Agustí Fernández (piano),
Barry Guy (double bass),
Ramón López (percussion)

Отличные ребята и прекрасно отыграли. :)

P.S.: Это только мне кажется, что Барри похож на Стросс-Кана? ;)
...more...Collapse )
Link7 comments|Leave a comment

Books [Aug. 31st, 2013|08:07 am]
Snowps
[Tags|]
[Current Music |Lounge Lizards - Live in Tokyo]

"The word profession comes from the Latin professus, meaning "affirmed publicly." Professions started somewhere deep in the past in religion and then spread to medicine and law. Individuals who had mastered esoteric knowledge, it was said, not only had a monopoly on the practice of that knowledge, but had an obligation to use their power wisely and honestly. The oath—spoken and often written—was a reminder to practitioners to regulate their own behavior, and it also provided a set of rules that had to be followed in fulfilling the duties of their profession.

Those oaths lasted a long time. But then, in the 1960s, a strong movement arose to deregulate professions. Professions were elitist organizations, it was argued, and needed to be turned out into the light of day. For the legal profession that meant more briefs written in plain English prose, cameras in the courtrooms, and advertising. Similar measures against elitism were applied to medicine, banking, and other professions as well. Much of this could have been beneficial, but something was lost when professions were dismantled. Strict professionalism was replaced by flexibility, individual judgment, the laws of commerce, and the urge for wealth, and with it disappeared the bedrock of ethics and values on which the professions had been built."


Dan Ariely "Predictably Irrational"
LinkLeave a comment

Kinetic anesthetic [Mar. 17th, 2013|03:41 pm]
Snowps
[Tags|, ]
[Current Music |Enjoying the silence :) ]

Три года назад был написан пост о физическом смысле уровня жизни, оставивший открытым вопрос о том, откуда вообще у людей берётся тяга к использованию компенсационной модели в психологических механизмах саморегуляции. Недавно попалось на глаза MRI исследование, о различиях влияния визуальных раздражителей на процессы, происходящие в коре мозга людей с high & low sensation seeking (далее HSS и LSS, см. Marvin Zuckerman et al; sensation seeking - это одно из свойств психики, приводящее к тяге регулярно испытывать новые яркие ощущения, к склонности рисковать и получать от этого удовольствие). По анализу томограмм был сделан любопытный вывод: если люди с низкой склонностью к поиску ощущений (LSS) имеют очень эффективный механизм отклика на сигналы от внешних раздражителей, который делает возможным компенсацию возбуждения в процессе его роста и использование при реакции поведенческих паттернов, этической оценки и прочих высокоуровневых механизмов, то HSS-испытуемые не только имеют серьёзное запаздывание коррекции к стимуляции, но и даже совпадающее с началом возбуждения врЕменное падение активности в зонах мозга, ответственных за эмоциональную саморегуляцию, что приводит к возможному превышению значимости реакции на раздражитель над самим раздражителем (из-за сложностей контроля за поведением допаминовых механизмов с рассинхронизированной по времени и уровню компенсацией). Результаты исследований получились достаточно стабильными, что наводит на мысль о необходимости обоих типов реакции для полноценного эволюционного развития вида, однако в чём смысл такого внутривидового деления на HSS и LSS, осталось не слишком очевидно. У меня есть некоторые предположения на этот счёт, пересекающиеся с предыдущими размышлениями, - попытаюсь их изложить.

Многие поведенческие паттерны взрослых людей контролируются так называемым механизмом быстрого мышления. Он служит для того, чтобы разгружать высокоуровневые механизмы принятия решений, опирающиеся на сложные и медленные оценочные шкалы этики, рациональности и аналитики, - функционально быстрое мышление представляет собой базу данных с ассоциированными парами ситуационных клише и сопоставленных им уже сформированных эмоционально-этических оценок. Т.е. при появлении какой-либо ситуации, требующей от человека ответной реакции, первое действие мозга - попытка отыскать результат в списке готовых оценок, не вдаваясь в подробности его получения, и применить его в качестве оптимального; аналогичным социальным механизмом является приоритетный поиск и копирование решений из близкого окружения (писал об этом здесь). Легко заметить, что активное использование быстрого мышления приносит как позитивные (снижение нагрузки на мозг), так и негативные следствия: во-первых, пополнение базы данных связано в основном с экстенсивным, количественным опытом, и объём автоматического опыта может легко перебить штучные и сложные аналитические оценки, приводя к повторению одних и тех же по сути приемлемых, но не оптимальных реакций. Во-вторых, отложившиеся в быстром мышлении оценки теряют связь с механизмом их получения и повторная верификация условий их получения может оказаться не просто затруднённой, но и вовсе нереализуемой (в частности поэтому переучивание сложнее обучения - необходимо вытеснение некорректного опыта из быстрого мышления, чтобы он не мешал строить обновлённые реакции на базе нового, дополненного знания). Таким образом оказывается, что большинство автоматических реакций на сложные раздражители волей-неволей связано с оценочным базисом, который принимает непосредственное участие в формировании кэша готовых решений. Возвращаясь к началу, очень интересно то, как именно отличаются эти базисы у HSS и LSS, поскольку это потенциально может дать ключ к пониманию функциональности компенсационной модели не в рамках отдельно взятой личности, а в рамках социума.

Sensation seeking - это прежде всего модель кинетическая, в ней основную роль играет само движение. Энергия, оказывающаяся в распоряжении человека, ориентированного на движение, расходуется на абстрактный набор скорости - на практике это может быть всё, что угодно: ресурсы, умения, доминантность, власть и т.п. Поскольку в оценочном базисе оценивается первая производная по пути, т.е. скорость, исследование специфики самого пути перестаёт играть существенную роль в принятии решений. Кроме того, из-за потери связностью с конкретными величинами и перехода в область производных, оценочный базис оказывается недетерминированным в пределе ресурсов - времени, средств и - иногда - этики, - тяготея к нереализуемым уровням развития, хорошо согласующимися с моделью постоянных позитивных приращений. Фактически оценочные шкалы кинетиков чаще всего завершаются в бесконечности, независимо от базовых предпосылок. Иначе ситуация обстоит с LSS: оценочный базис, который они применяют, намного чаще использует высокоуровневые механизмы джастификации, поэтому качество пути намного сильнее влияет на оценку, чем скорость - фактически LSS более склонны к сохранению потенциальной энергии, нежели кинетической, - поэтому на шкале ординат почти всегда присутствует некая оптимальная величина, достижение которой означает накопление достаточного уровня позитивной потенциальной энергии. Зачем эти два столь сильно различющихся оценочных механизма нужны природе?

Аффективная сфера - это набор механизмов, который позволяет природе бороться с гиперрационализированным с точки зрения эволюционных механизмов сознанием, которое по сути является генетическим отклонением; если б не было эмоциональных реакций, то человек потерял бы практически все оценочные базисы и вместе с ними мотивацию жить, осознав объективное отсутствие смысла в жизни как таковой. Однако для природы это недопустимо и хотя наш разум оказался чрезвычайно мощным инструментом, с которым очень сложно соревноваться на его поле, нужен был способ сделать человеческое поведение менее зависящим от абстрактных оценочных шкал, сформированных сознанием, культурой, этическими конвенциями и прочими искуственным для природы источниками. Как раз одним из таких инструментов (на ~60% имеющим генетические корни) является high sensation seeking trait - фундамент представителей вида с кинетической парадигмой жизненных приоритетов, - подобные люди обеспечивают экстенсивный рост вида за счёт потери своей энергии и природа компенсирует им это самопожертвование допаминовой наградой, анестетиком для регулярно появляющихся синяков и шишек. В то же время LSS, сфокусированные на структурной и энергетической эффективности, выполняют не менее важную функцию - защиту вида в случае весьма вероятных сбоев у сжигающих себя кинетиков, сохраняя и тратя при необходимости накопленные ментальные и прочие ресурсы, - но происходит это по более энергетически рациональной схеме, с достаточно высоким КПД.

Многие психологические проблемы кинетиков и потенциалов, проявляющиеся в жизни, связаны, соответственно, со спецификой их энергетической модели: первые склонны к депрессии в случае падения скорости (это часто происходит с возрастом, если HSS сам собой не уменьшается вместе с отмиранием лишних конкурентных потребностей), вторые - в случае сложностей с эффективной тратой потенциала (когда нет возможности передать накопленное другим). В очередной раз можно предположить, что в природных механизмах всё продумано очень хорошо, но нашим рефлексивным размышлениям и личностной реализации там, увы, места нет - человек всего лишь инструмент собственной эволюции со своим вредным набором девиаций вроде разума. :)
Link15 comments|Leave a comment

Family business [Feb. 10th, 2013|04:13 pm]
Snowps
[Tags|, , ]
[Current Music |Manu Katche - Neighbourhood]

Если понаблюдать за многочисленными примерами семейных отношений в окружающем мире под антропологическим углом зрения, то неминуемо возникает чувство, что реальные мотивации при образовании оных в подавляющем количестве случаев имеют очень мало общего с декларируемыми. При этом невозможно не заметить, сколь обширна поддержка семейной парадигмы на социальном уровне разнообразными конвенциями и моделями поведения, история появлений которых обычно не анализируется и рациональность не подвергается особому сомнению. Смысл образования семьи на биологическом уровне очевиден - появление и поддержка потомства до того момента, когда оно само сможет о себе позаботиться, - однако в случае человека с его переполненной иллюзиями и рефлексией спецификой социальной жизни, эта базовая функция обрастает весьма запутанной вязью морально-этических и ценностных неоднозначностей, в которых люди теряются, делая схожие по однобокости логические построения, и с завидным постоянством на протяжении многих поколений сталкиваются с одим и тем же набором проблем во взаимоотношениях. Попробуем, вопреки естественному желанию искать ответ на более простой вопрос "как", озадачиться вопросом "зачем".

Сразу надо отметить, что биологическая составляющая, столь сильно развитая в период пиков гормональной потребности создания потомства (у женщин два основных пика - 21-25 лет и 31-34 года, у мужчин - один основной в 25-29), несомненно имеет большое влияние на принятие решения образования пары как таковой, но созданные в таком контексте семьи нестабильны, поскольку являются не столько социальным образованием, сколько репродуктивным, и склонны к деградации отношений после нескольких лет жизни. Регулярное наблюдение этого эффекта общественностью родило очень популярный социальный миф о конечности любых позитивных сильносвязанных взаимоотношений внутри семьи с оговоркой "в жизни нет ничего вечного", однако тонкость в том, что частый эффект ограниченности (или - что бывает существенно реже - длительности) психологического комфорта семейной пары базируется совсем не на сексуальном или романтическом аспекте мотиваций (это в действительности всего лишь инструменты, а не сама задача), а в дихотомии позиционирования семей относительно социума.

Так каковым бывает смысл в образовании семьи именно в рамках социума на базовом уровне? Вариантов, как ни странно, всего два: инвестиционный и защитный, причём первый статистически побеждает с огромным отрывом. Суть инвестиционного брака в том, что задачей каждой из сторон пары является нахождение партнёра, способного внести в общий проект дополнительные ресурсы (не обязательно материальные), необходимые для достижения некоего набора целей, сложнореализуемых (а то и вовсе нереализуемых) в одиночку. Это может быть рождение детей, поддержка общих увлечений, достижение материального достатка, та же сексуальная реализация, комфорт быта и т.п. Из-за различий специализации полов в современном обществе подобные потребности очень часто приводят к обособлению семейных функций мужа и жены (например зарабатывание денег versus домохозяйствование), оставляя для совместных занятий только небольшую зону leisure activity. Проблема в том, что члены инвестиционной семьи, являясь частями структуры, изначально предназначенной для решения их собственных социально-обусловленных задач средствами внутрисемейного аутсорсинга, могут сменить приоритеты в случае появления более выгодного или удобного инвестора, инвестировать сами в какие-то неафишируемые проекты, а то и просто перестать выполнять начальные правила инвестиционного договора, делая общий проект нереализуемым. Фактически инвестиционная семья - это социальная структура, предназначенная для эффективной интеграции людей в социум посредством более полной реализации личных задач, требующих ресурсов, имеющих вес в социальном ценностном базисе. Именно поэтому семейность воспринимается в обществе маркером взрослости (что далеко не так) и развития чувства ответственности (что верно лишь отчасти), - на самом же деле она является лишь признаком склонности человека к ассимиляционной социализации.

Совсем иначе обстоит дело с семьёй защитного типа. В этом случае основной мотивацией является не столько потребность социального роста, сколько облегчение противостоянию внешним агрессивным факторам, в основном социальным; фактически в этом случае семья является оппозиционной социуму структурой. Базовой ценностью при таком типе отношений является личностный психологический комфорт, не преломляющийся в побочных факторах социальной успешности, т.е. вектор интересов направлен не наружу (в область социальных ценностей), а внутрь семейной пары (в область интереса к конкретному другому человеку); такой союз не является ресурсно-обусловленным, а психологически компенсирующим. Соответственно и проблемы таких семей лежат в иной плоскости - они являются существенно более устойчивыми, нежели инвестиционные (поскольку психологический комфорт одного является функцией комфорта другого и наоборот), но до того момента, пока не возникает потребность решать какие-либо серьёзные и сложные задачи социального плана, опыта обращения с которыми у людей такого склада, как правило, нет (и - что важно - нет и особого желания этот опыт получать, ибо это рано или поздно приведёт к потере личностного комфорта с переходом субъекта к парадигме инвестиционных приоритетов), однако даже в этом случае основное количество негатива и конфронтации будет направлено на внешнюю среду, не приичиняя серьёзных увечий внутренней структуре отношений. Построение семей такого типа очень редко случается в молодом и среднем возрасте, когда велика потребность зарабатывания доминантности в социальной сфере, ибо понимание значительно более высокой живучести позитивных эмоций, черпаемых не из достижения своих целей, а из заботы о своём круге близких людей, приходит лишь иногда и в пожилом возрасте, вместе с потерей интереса к иерархическим играм.

Основная часть сложностей в семейных отношениях связана с некорректной оценкой класса семьи и своих потребностей в её рамках. Большинство семей инвестиционного класса со временем сталкиваются с кризисом личностной самореализации одного или обоих супругов, особенно когда с возрастом увеличивается благосостояние и снижается уровень социальных проблем. Это приводит либо к попыткам поиска других инвесторов по сходной схеме (неприменимой для личностной сферы) с аналогичным итоговым эффектом (что выливается в череду сравнительно недолговременных отношений или браков, завершающихся чаще всего не решением личностных проблем, а осознанием невозможности их решить единственным доступным методом поиска без уже нереализуемой смены устоявшегося и привычного типа семейных взаимоотношений), либо к уходу в сокрытие персонального дискомфорта внутри семьи (с не менее разрушителным итогом). Для семей защитного типа основной проблемой чаще всего оказывается переход одного из супругов в инвестиционную фазу, в то время как другой, изначально не озабоченный амбициями в социальной сфере, не в состоянии реализовать и поддержать эти внешние потребности. Хорошим маркером появления проблем в обоих случаях является резкое снижение гибкости вектора интересов одного члена семьи в зависимости от потребностей и/или возможностей второго; при этом проблемы сокрытия реальных поведенческих приоритетов, начинающиеся на этапе конфетно-букетного периода и выдержавшиеся в многолетней семейной игре в покер взаимных уступок, расцветают буйным цветом. Вообще по традиции, как и во могих прочих сферах этики, люди в семейных отношениях любят стремиться к нормальным взаимоотношениям, но при этом жить по сложившимся, что приводит к переводу представлений о нормальных отношениях в категорию утопий и отказом от попыток реализовать изначально намного более затратную и трудную, но оправданную с точки зрения согласия с самим собой модель поведения, и пока, увы, нет позитивных предчувствий, что что-то в этой области радикально изменится. Люди тяготеют к простым кратковременным периодам радости, даваемого аффективной сферой, и не склонны ценить длительное ощущение позитивного спокойствия, - к сожалению одного первого компонента никак не достаточно для полноценной самореализации в жизни и об этом не надо забывать. :)
Link101 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]